У скрипки — мой характер

Вгору, 3 мая 2007

Александр Гоноболин:
«У скрипки — мой характер»

 

Родители строили дом. А маленький Саша играл в кучах песка и насвистывал мелодии. Когда прислушались — а мальчишка-то исполняет канадский гимн (как раз в то время играли в хоккей «наши» с канадцами). Именно тогда взрослые решили отдать малыша «на музыку». Из-за стройки финансовое положение семьи было тяжеловатым, выбирали и сравнивали: пианино стоит 100 рублей, а скрипка — 8, да и конкурс в музыкальную школу на скрипку меньше… Вот и повели Сашу сдавать экзамены туда, где легче и дешевле.
К музыкальной школе Саша оказался совсем не подготовленным, сдал экзамены на «тройку». В школе посоветовали сходить к одной учительнице на дом, мол, она может позаниматься с ним как репетитор. Так судьба свела будущего всемирно известного скрипача Александра Гоноболина с его первым Учителем — Анной Бубновой-Оно. Было это в Сухуми.
Юная дворянка и пианистка Анна Бубнова (к слову, родственница Александра Пушкина, и тот не однажды приезжал гостить в поместье Вульфов, их родовое поместье) в 1917-м году вышла замуж за японца, (дядю Йоко Оно), взяла двойную фамилию и 40 лет прожила в Японии. Там она основала русскую музыкальную школу, правда, набор в нее начинался не с семилетнего возраста, как принято в Европе, а по-японски: с четырех-пяти лет. Когда трагически погиб ее тринадцатилетний сын-скрипач, переехала жить к своим сестрам в Советский Союз, в Сухуми. Там она продолжила учить детей музыке. И начинала заниматься с совсем маленькими, по местным понятиям — дошкольниками. Александр вспоминает: придя впервые к Учителю, он поразился особой атмосфере в квартире — торжественности, удивительной тишине, уюту и — тапочкам для всех гостей и учеников у порога…
Чтобы помочь Саше освоиться с музыкальными «дебрями», его мама, художница, одновременно тоже стала учить ноты — записалась на курсы баянисток в местный Дворец культуры. Александр Чарльзович смеется: «Я, правда, ее опередил: на баяне стал играть раньше, чем она». Но то, что учились вместе — очень, конечно, помогло и поддержало.
Экзамены ученики Анны Бубновой-Оно сдавали в школе перед комиссией. Но обязательно накануне в квартире Учителя был свой экзамен, который ученики сдавали родителям. Широкие двери между комнатами раскрывались, в одной комнате с цветами сидели родственники и друзья, а в другой комнате была своего рода сцена, там стояло фортепиано, конферансье объявлял артистов, а те — в костюмах и «бабочках» — исполняли произведения.

Детский струнный оркестр
Александр говорит, что с детства был упрямым, переубедить его — сложно. Тогда ему очень хотелось вот так тоже выступить вместе со взрослыми учениками, а пьесу только-только дали разучивать. Он весь день репетировал, а вечером подошел к маме и предупредил: завтра он тоже будет выступать, надо, чтоб костюм был готов. И — пришел к Учителю именно выступать. Тогда Анна сказала, что завтра будет еще выступление, и если он хорошо подготовился, то разрешит ему сыграть. И на следующий день он стоял «на сцене»…
А в классе четвертом вдруг решил, что ему надоело учиться музыке. Так и заявил родителям: «Все, хватит, я скрипку бросаю!». Папа спрятал инструмент, сказал, что поищет на него покупателя. И — все. Первые два дня у Александра было состояние эйфории: сколько свободного времени появилось! А на третий день затосковал. Перерыл всю квартиру, нашел на антресолях скрипку… Дома была только бабушка (папа с мамой работали), он ее предупредил: никому не говори, и — играл, повторял, что знал, импровизировал… Через неделю папа спросил: «Ну что, продаем скрипку? Я уже покупателя нашел…». А у самого — смешинка в глазах… В этом же, четвертом, классе Саша уже выступал с оркестром как солист.
Когда в13 лет закончил музыкальную школу, то встал вопрос: где учиться дальше. В Ленинграде скрипичная школа — одна из лучших в Союзе, но — сырой, болотный северный климат ему не подходит. В Киев, в музыкальную школу-интернат для одаренных детей летел сдавать экзамены сам: родители в это время поехали на похороны к маминому брату, умершему от лейкемии…
Говорили, что в эту киевскую школу практически невозможно поступить — очень большой конкурс. Но Александр проблем не помнит: сдал экзамен и — поступил. Потом были консерватория, работа, женитьба и первый сын. Та семейная жизнь не сложилась. Александр вернулся в Сухуми. Спустя годы встретилась нынешняя жена-херсонка, пианистка. Она два года училась в Голландской консерватории. Промаявшись без супруги год, Александр (тогда уже именитый скрипач, объехавший с персональными концертами, с музыкальными группами, что он создавал, весь Союз — от Прибалтики до Камчатки) тоже поступает туда учиться — чтобы быть вместе. Тогда это был единственно возможный вариант получить вид на жительство в Голландии…
В Херсоне осталась пустующая квартира, за которой присматривали родственники. Однажды Александр почему-то вдруг запереживал и, чтобы успокоить себя, послал из Голландии в херсонскую квартиру факс (телефон-факс все время работал в автоматическом режиме): «Заберите скрипки». Он надеялся, что родственник в очередной раз зайдет, прочитает и заберет инструменты из квартиры к себе. Тот действительно прочитал послание, но скрипки сразу не забрал. А через некоторое время в квартиру забрались грабители и тоже прочитали факс…
Перед возвращением из Голландии домой Александр Гоноболин давал в консерватории концерт. Он уговорил местных скрипачей принести их уникальные инструменты. На этом персональном концерте Александр играл на 13 скрипках — с разными звучаниями и характерами…
На вопрос, какой характер у «родной» скрипки, ответил — мой. Сильный, упрямый, печальный и — свободный. Эту скрипку ему купили родители, когда он еще учился в консерватории, и — больше они не расставались. С ней же он уезжал и в Голландию, благодаря этому она и уцелела после того, как из квартиры в Херсоне вынесли все. Грабителя потом вроде даже нашли, вроде даже был суд. Но на суд Александр Чарльзович не ходил — скрипок было уже не вернуть…
В1998-м году в Сухуми Александр организовал концерт, посвященный памяти трех сестер Бубновых (Мария — известная пианистка, Варвара — художница, ее работы есть в Третьяковке, в Петродворце), но фактически — к столетию со дня рождения его первого Учителя. Там впервые была исполнена его собственная «Романтическая симфония» в исполнении камерного оркестра Николаевской филармонии «Каприччио», художественным руководителем и дирижером которого был он.
Сейчас Александр Гоноболин работает музыкальным руководителем Херсонского театра кукол, и композитор, и дирижер, и исполнитель. Ежегодно у Александра Гоноболина — концерты в Европе. Чаще всего он бывает во Франции, в Сент-Этьен дю Рувре, роде-побратиме Новой Каховки, французы приезжают сюда, к нам. И не только французы: сейчас ожидается приезд еще одного — венгерского режиссера, известного своими постановками Серсонском областном драматическом театре. И уже сложилась многолетняя традиция: когда отзывается новая экспозиция в выставочном зале Художественного музея, Александр Гоноболин легкой музыкой создает настроение, «озвучивает» ее: «Серьезные произведения надо слушать внимательно, вдумчиво, сидя. Такая музыка была бы там неуместна, а джазовая импровизация — хороша. Под нее можно говорить, двигаться, ну, а если кто остановится и послушает, — тоже приятно»…
Старший сын Александра Гоноболина стал экономистом, работает в одном из Московских банков. Младший сын живет вместе с родителями в Херсоне — ходит в музыкальную школу «на скрипку».

Ирина Ухварина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ВНИМАНИЕ!
По вопросу приобретения нот, сборников, заказа аранжировок и тому подобное пишите Александру Чарльзовичу Гоноболину на почту: gonobolin@meta.ua

ПОДПИСАТЬСЯ
на рассылку новостей

Введите Ваш email:

Презентация
.